метр1

"Три сестры", театр Базеля, реж. Саймон Стоун



Пока в интернете народ в очередной раз срется на тему "Руки прочь от классики", в Москву привезли "Три сестры" Саймона Стоуна. На немецком, с субтитрами.

Этот спектакль - поразительный пример того, как можно бережно и скрупулезно сохранить Чехова без чеховского текста. Пьеса полностью переписана заново: на сегодняшние реалии, на европейские сегодняшние реалии. И, вместе с тем, это самый что ни на есть Чехов. Во всей своей полноте, глубине, трагичности и классичности.

Помню, после поездки в Швейцарию я восхищалась и завидовала, как они обращаются с прошлым. Как обживают, изменяют, встраивают старую архитектуру в современную жизнь. И этим самым сохраняют ее. Сохраняют дух, атмосферу, жизнь. И получается, что на улицах этих городков одновременно живут и дышат несколько веков истории.

Примерно то же самое Стоун сделал и с Чеховым. Он его обжил, присвоил, пристроил к настоящему и, тем самым, оживил и сохранил. Без вызова, без явного эпатажа, без ломания зрителя через колено.

Мы, к сожалению, так не можем. Ни в архитектуре, ни в театре. Либо сдуваем пылинки с обветшавшего здания, огораживаем и выдаем тапочки при входе. Либо сносим напрочь, выравниваем бульдозерами, а после очередной смены власти возводим новодел.

Кроме прочего, это просто очень хороший спектакль. С отличными актерскими работами (классическая психологическая школа оказывается тоже может быть невероятно современной и интересной).

Посмотреть другие спектакли Стоуна можно будет в мае на Чеховском фестивале и в октябре на Территории.
метр1

"Ревизор", Театр "ОКОЛО дома Станиславского", реж. Антон Федоров


Ой, как я люблю такое "глумление над классикой" и заигрывание с текстом. Это по духу совершеннейший Гоголь: веселый и современный. "Кувшинные рыла", да-да, и "неча на зеркало пенять". Комедия и сюр.

Но, "серьезным людям" может не понравиться такое "кривляние", поэтому не зазываю. Молодежь обязательно водить, но только после ознакомления с первоисточником.

Зато актерские работы потрясающе "отвязные". Семен Штейнберг мне недавно понравился в "Боженьке" Никиты Кукушкина (хотя сам спектакль не впечатлил). И тут его Хлестаков ну просто очень хорош. Как и Алексей Чернышев (городничий). А впрочем, все прекрасны.

Теперь о грустном... Я бы при входе в зал предупреждала, что людям со слабым здоровьем, пожилым и беременным стоит серьезно подумать и взвесить свои силы. Эта коробка-душегубка просто не предназначена для такого количества народу. Воздуха там нет! Так что берите кислородный баллон. Веер не поможет!
метр1

(no subject)

Почти одновременно дочитала трилогию воспоминаний Копелева и "социальный роман" Зиновьева.

Удивительным, парадоксальным образом они об одном и том же: о сути и механике советской повседневности.

Про Копелева могу сказать, что это пожалуй сильнейшая книга о войне и лагерях из тех, что я читала. Не живописанием ужасов, конечно, а ровно наоборот. Описанием той человеческой рутины, тех повседневных забот и вечной людской суеты, из которых и состоит жизнь даже в самых великих и ужасных своих проявлениях. И наконец-то я поняла, как это укладывается у людей в головах. И в 30-х, и в 70-х, и сейчас. Как с этим всем можно жить, и как мы сейчас живем. Как эта неустранимая амбивалентность и губит нас, и спасает. Как мы на самом деле беспомощны перед временем. И по большому счету можем противопоставить ему не убеждения, не принципиальность, а простую инстинктивную человечность.

"Зияющие высоты" ну очень длинный, но зато очень узнаваемый и смешной. И про 70-е 80-е, как оно было. И про сейчас, как оно есть и как неизбежно будет.

метр1

"Человек из рыбы", МХТ, реж. Ю. Бутусов


Очень хороший спектакль, который я, парадоксальным образом, не рискнула бы никому советовать.

Вроде бы он и не слишком странный (на фоне остального бутусовского творчества и вовсе нет). И вроде не особенно тяжелый... Ха! Мы не такое видали, и не таким наслаждались! Но вот, гнетет...

Вообще, я уже давно поняла, что Бутусова нельзя смотреть "головой". Его спектакли не про осмысление, а про ощущения. И поэтому лично мои впечатления очень зависят не только от спектакля, но и от того, в каком я состоянии, насколько удается отключить голову. К примеру, пока что вне конкуренции "Добрый человек из Сезуана", который я смотрела с легкой температурой. Вот, думаю, впредь надо попробовать бокальчик-другой перед его спектаклями...

Что касается "Человека из рыбы", то пробирает он прежде всего точно уловленным ощущением нынешнего морока, трепыханиями живых людей в неживой атмосфере. Парадоксальным образом, не само социально-политическое, а то, что оно вообще там появилось. У Бутусова-то! Я как раз несколько дней назад смотрела его "Бег" в Вахтангова, и сами собой провелись очень, очень интересные параллели и сопоставления.

Ну и под конец мощнейший, сильнейший, бьющий наотмашь "фальшь - финал". Сначала разрушение "четвертой стены", обращение актрисы в зал, которое я, например, всегда не очень люблю. Хочешь что-то сказать и как-то задеть - говори и задевай спектаклем, а не прямой декларацией. А потом, тут же, возможность зрителю почувствовать это размыкание на себе, поучаствовать в нем своей реакцией, выламывание его из системы. Ну, по крайней мере, я так это восприняла.

Пишут, исполнители роли Гриши, меняясь, меняют сам спектакль. Вчера в этой роли выходил сам Юрий Бутусов, что конечно добавляет еще смыслов. И сама роль "автора", и его возрастная дистанция с остальными персонажами, и даже некоторое внешнее сходство с Тарковским...
метр1

"Орфей", Детский музыкальный театр имени Н. И. Сац, реж. Г. Исаакян, художник Ксения Перетрухина



Меня разрывает просто на две части. Постановочно это грандиозно, гениально, сногсшибательно: идея, замысел, атмосфера, оформление, вписанность в пространство, внимание к каждой мелочи... Вокально... ужасно обидно. Может я тупая, глухая, может не повезло с составом, но если бы все пели как Вестница (Холмовская Анна , если верить программке ), то это была бы однозначно бомба и спектакль года.

Тут я хотела написать, что прежде чем читать дальше, бегите покупайте билеты, но билеты на март уже кончились, и немудрено. Постановка камерная (зрителей едва ли не меньше, чем исполнителей), цены неправдоподобно низкие (ну, это, думаю, поправят), успех оглушительный.

Как-то я умудрилась до этого ни разу не побывать в театре Сац. Тем сильнее было впечатление. Потому что само здание театра является одним из важнейших действующих лиц. Сначала через снежную кашу по пустырю пробираешься к каменной громадине. И несмотря на то, что перед входом тебя встречает собянинское похорошелло, за ним попадаешь в 70-е, и так в них и остаешься. Я лично вернулась в настоящее уже только в метро.

Если вкратце, Орфей, судя по всему, работает в советском НИИ, относится к поколению скорее романтиков-шестидесятников, но застой уже начался. И, видит бог, мне совершенно не хочется дальше спойлерить. Потому что в этом столько смыслов, столько ощущений, столько личных ассоциаций... Окончательно пробило, кстати, в антракте: при взгляде на этот темный каменный холл, два кресла с цветком, буфет в фикусах. А в первом действии эти жутко узнаваемые темные полированные столы из детства, которыми вымощена дорога в ад. Да много чего еще...

Я не знаю, как это воспринимает молодежь, для которой все это - антураж из фильмов. Было бы очень интересно сравнить. Однако, Ксения Перетрухина практически моя ровесница, и бьет каждой деталью наотмашь.

Оркестр (со старинными инструментами) и хор хороши. Все происходит на расстоянии вытянутой руки, никакой фальши. Возможно, надо пересмотреть с другим составом солистов
метр1

"Мизантроп", Гоголь-Центр, реж. Э.Сеньков


Еще один соавтор спектакля- Дмитрий Быков, который сделал совершенно новый перевод специально для этой постановки. Это даже сложно назвать переводом. Скорее, современный пересказ.

Текст нарочито современный, острый, провокационный. В нем очень слышен сам Быков. Как и положено, это сатира на нынешнее общество и власть. Инстаграм, Басманный суд, доступ в кабинеты: вот это все... Плюс элементы постмодернизма: аллюзии, смешения, пересечения. Альцест, например, - прямо Чацкий. Судя по смеху молодежи в некоторых местах, часть отсылок я не ловлю.

С одной стороны, сатира прямая и грубая. С другой, это разговор о наболевшем. Конфликт Альцеста и Оронта - практически история Серебренникова и Суркова. Художник конфликтует с властью на всех фронтах: социальном, любовном, творческом. Причем, очень интересно, что реальная история опального режиссера как бы разделена между Альцестом и Филинтом. А выхода все равно нет. Ну, если не считать Шереметьево, Домодедово и Внуково. Либо в гроб, либо в аэропорт.
Вообще, Филинт решен тут очень интересно.

В главной роли нарочито юный, тонкий, беззащитный Александр Горчилин. И от этого возникает дополнительный смысл. Альцест - не умудренный жизнью и разочаровавшийся в людях муж, а скорее бунтующий подросток.

Вообще, спектакль в чем-то напоминает раннего Богомолова, хотя тот никогда не был так прямолинеен, и всегда был более жесток к зрителю.
метр1

"Кому на Руси жить хорошо" Гоголь-центр, реж. К. Серебренников


Продолжаю знакомиться с репертуаром Гоголь-центра и спектаклями Серебренникова...

То, что он делает для русской классики - беспрецедентно! Ему нужно весь бюджет "на патриотизм" отдать и еще половину "на русскую литературу".
Вы в школе "Кому на Руси жить хорошо" читали? А нудный стих про "Ты и убогая, ты и обильная..." учили? Вспомнили, содрогнулись?!

Так вот! Вчера зал, битком набитый молодежью, 4 часа!!! слушал некрасовский текст с восторгом, в антрактах жарко его обсуждал, а по окончании устроил бешеную овацию!

И крамолы там не больше, чем у самого Некрасова.

Да, нам, старикам, шумновато. Иногда слишком. Какие-то приемы повторяются из спектакля в спектакль. Но, блин! Он вернул этот текст людям! Вернул Некрасова! Слышали бы вы разговоры в антракте!

Некоторые находки очень смешные и оригинальные. Испытываешь удовольствие просто от самой придумки, которая расцвечивает текст совершенно новыми красками при сохранении исходных смыслов и посылов.

Например, в начале:

....Сошлися — и заспорили:
Кому живется весело,
Вольготно на Руси?

Роман сказал: помещику,
Демьян сказал: чиновнику,
Лука сказал: попу.
Купчине толстопузому!-
Сказали братья Губины,
Иван и Митродор.
Старик Пахом потужился
И молвил, в землю глядючи:
Вельможному боярину,
Министру государеву.
А Пров сказал: царю…

решена в стиле телевизионной викторины или ток-шоу. И это гомерически смешно, очень узнаваемо и поучительно.

Есть конечно решения, которые мне не близки, но в целом потрясающее впечатление.

Чего стоит интерактив с залом.

Эй! нет ли где счастливого?
Явись! Коли окажется,
Что счастливо живешь,
У нас ведро готовое:
Пей даром сколько вздумаешь —
На славу угостим!..

Оказалось, что счастье наше, в основном, "про отношения". (куда еще бежать, если не в личную жизнь). Это очень показательно, также как и то, что за "любовь" не наливали.
Ярко характеризует социологию зала единодушный взрыв оваций после сообщения одной девушки "Я счастлива, потому что у меня все автоматы!" Большинство понимает про что это и разделяет...
А старушке, которая начала "Я счастлива, потому что я на пенсии..." договорить не дали, заглушив хохотом и аплодисментами... Она там тоже хотела про семью и внуков....
Спроси меня, я бы в этих стенах ответила "Я счастлива, потому что я на свободе"

Ну и отдельно стоит упомянуть спектакль в спектакле, исполненный Евгенией Добровольской. Большая, очень значительная роль и прекрасная актриса. Монолог на крупном плане сильнейший.

Вообще, Серебренникова упрекают, что он разогнал стариков из театра Гоголя и работает только с молодыми. Это совершенно не так. Из спектакля в спектакль он дает возрастным артистам невероятные возможности. Я бы сказала, шансы, которых многие за всю жизнь не имели. (Это конечно не про Добровольскую, у нее было много отличных ролей и не в труппе)
метр1

(no subject)


Очень длинная история про то, как в 14 лет я впервые увидела оперу и впервые попала в Большой театр.

История типично советская. О Большом мы в то время даже думать не могли, хотя в театр ездили часто. Но Большой... он был для каких-то совсем других людей, с другой планеты. Пока однажды в поезде папа не разговорился с попутчиком. Тот оказался кем-то то ли из бывших балерунов, то ли вообще партийным работником Большого театра. Под конец приятной беседы на робкую просьбу: "Я давно мечтаю сводить дочку в театр...", новый знакомый дал телефон и пригласил звонить. Дома новость вызвала переполох. Как сейчас помню, афиши конечно не было, но почему-то все дружно решили, что это должен быть только балет, и только Щелкунчик.

Телефона дома тоже не было, поэтому звонил папа с работы. В общем, Щелкунчика в ближайшем месяце не намечалось, а откладывать папа побоялся. Приятные попутчики быстро забываются. Выбрали "Евгения Онегина". Училась я во вторую смену, ушла с последних уроков. В электричке сняла школьный фартук и надела поверх форменного платья нарядный свитерок. Получилось более менее пристойно.

Пришли к одному из правых подъездов. Не помню уже, 13-й, 15-й... Это был один из служебных входов, там целая толпа нас, страждущих, собралась. Время от времени кто-то появлялся изнутри и забирал очередных «блатных». Пришел и наш знакомый, говорит "пошли". Ну, мы и пошли. Дальше меня просто оглушило. Свет, звук, народ... Все блестит. По дороге он все время с кем-то раскланивался, перекидывался парой слов. Кто-то его подколол: "Что, контрамарку? Билет достать не можешь?". Наш знакомый ответил: "А ты можешь? Так давай!". И стал перед нами оправдываться: "Сегодня отличный состав, поэтому билетов не достать".

Мы шли вверх и переходами, переходами и вверх. Вышли в какой-то буфет, где все были яркие и нарядные. А мы в пальто. Наконец, пришли к гардеробу. Раздевайтесь - приказал знакомый, а потом вот сюда. Это была одна из левых лож бенуара. Не крайняя, с хорошим обзором. В ней еще никого не было. "Вы вот здесь стойте, а девочка может на бортик сесть". И удалился.

Зал меня поразил и оглушил. Вернее, я с самого входа пребывала в оглушенном состоянии, которое только усиливалось. Тут, наконец, папа стал меня инструктировать, как слушать оперу: «Ты, главное, слова не пытайся разобрать, ты в целом воспринимай». «Кстати, ты читала Евгения Онегина?» Весьма, весьма своевременный вопрос! Нет, конечно, не читала! Папа тут же купил программку, посадил меня за либретто, а сам побежал в буфет. Нынешней молодежи нельзя объяснить, что такое был театральный буфет вообще, и особенно театральный буфет Большого театра в советское время. Не помню, что уж мы оттуда вынесли. Шоколадки «Вдохновение» уж точно. Их можно было только в театре купить. И далеко не в каждом театре.

Либретто я дочитать не успела. Ложа заполнилась людьми, я пыталась пристроиться на бортике, свет погас… Несмотря на то, что в доме было много пластинок (папа - любитель классической музыки), и сама я уже который год мучила скрипку в музыкальной школе, гениальную музыку Чайковского слушала впервые. Ну, или «как впервые». Папе больше «Пиковая дама» нравилась, ее дома часто заводили. В общем, меня просто подхватило и понесло. Я не представляла раньше, что классика может быть так мелодична, так красива и понятна. «Я люблю вас, Ольга» - это же хит, шлягер! Это же неотвязчиво как «Пора-пора-порадуемся...». Кстати, то ли дикция тогда у певцов была лучше, то ли слух у меня, но с текстом проблем не было. Я понимала, что они поют. И это было первое прикосновение не только к этой музыке, но и к гениальным пушкинским строкам.

Я была захвачена не только музыкой, но и самой историей: чень нежной, очень романтичной. И я была как раз тот зритель из анекдотов, который не знает «чем все кончится», и сильно переживает. Очень хорошо помню, что конец первого действия мне показался вполне законченной историей. Она влюбилась, призналась, он ей отказал. Красивый, законченный сюжет. Что дальше-то может быть? Ну, в антракте я еще чуть-чуть почитала программку, да и папа в двух словах объяснил, что дальше будет. В антрактах мы сидели, давали отдых ногам . На меня произвело сильное впечатление, что при входе в ложу есть еще одна комнатка, проходная. Где все тоже очень красиво, стоит кушетка. На ней мы и отдыхали после нашего стояния. С нами в ложе еще кто-то стоял. Но поскольку мы пришли первые, то у нас были самые козырные места, в наиболее удобном углу. Не говоря уже о моем бортике, которому многие завидовали и на котором я себе все отсидела. В других ложах тоже стояли. Народу было очень много. Сейчас по-моему в ложах стоять не пускают.

Всю обратную дорогу в пустой электричке я напевала. И такого тоже ни до, ни после кажется не было. Кстати, знаменитая «дуэльная» ария Ленского мне не понравилась. Я не понимала, почему такая завороженная тишина во время исполнения, а потом такие неистовые овации. Мои хиты: «Я люблю вас, Ольга», и «Вы мне писали, не отпирайтесь…». Ну и полонез в последнем действии. Ария Гремина тоже ничего, хотя папа утверждал, что тот «дал петуха». Мне пришлось спросить, что значит сие выражение. На следующий день достала Пушкина, и села читать. Но это уже, как говорится, совсем другая история.

Потом, в студенчестве и после, я несколько раз ходила на Онегина. В том числе, в Большой. Осталась разочарована. И даже к музыке охладела. Думала, что все, и ходить не надо. И вот вчера в Геликон-Опере на меня накатило почти как 30 лет назад в Большом. Может быть это просто старость и ностальгия по детству. А может быть великая музыка и великий роман.
метр1

"Смерть Тарелкина", гастроли театра Приют Комедианта С-Петербург, реж. С. Серзин



Я кажется поняла, за что в первую очередь люблю театр: за непредсказуемость.

Из гастролей питерского Приюта Комедианта я выбрала два спектакля: "Толстого нет" и "Смерть Тарелкина". Признаюсь честно, выбирала в основном, по датам. И если на "Толстого" мне было любопытно сходить, то "Тарелкина" взяла за компанию.

С "Толстого" мы с подругой ушли в антракте. Не то, чтобы это было прямо очень плохо, но невыносимо скучно, традиционно и вторично.
После этого я очень не хотела идти на "Тарелкина", пыталась даже пристроить билет. И как же здорово, что все-таки пошла!

Первое действие началось легко, весело и фантасмагорично. А потом плавно перетекло в простую русскую инфернальность. Посреди карнавала стало вдруг нехорошо сквозить. (Как у нас обычно и водится).
Часть зрителей обиделась настолько, что не досидела до антракта.

Вообще, уходить посреди действия в таком зале (сцена на Сретенке Маяковки) - это однозначно поучаствовать в спектакле. Весь зал, включая артистов, видит и слышит уходящих.

Еще часть зрителей интеллигентно разбежалась в антракте. А зря! Во втором действии включили классичность и академизм с той же силой, с какой в первом клоунаду. Костюмы, декорации, система Станиславского: все как, в каком-нибудь Малом театре. Портрет Александра II, в конце концов...
Контраст по сравнению с первой частью таков, что именно он и является главным действующем лицом второго действия. Все сидят только и думают: зачем, и что это значит?

Ну, во-первых, в полиции у нас всегда все серьезно и по-настоящему. Во-вторых, это все не у нас (чур-чур-чур), а "при царском режиме". В-третьих, "в России за 5 лет меняется многое, за 200 - ничего".

В общем, интересное, хотя и спорное решение, но своего добивается: зрители мрачнеют.

Что касается актерских работ, то весь спектакль фактически делает Женя Анисимов (Варравин). Очень мне понравился.

Ну, и самый яркий штрих.... 150 лет назад все кончилось гораздо лучше. А сейчас пришлось делать более жестокий, но единственно реалистичный финал. Поэтому у Сухово-Кобылина - сатира, никого не жалко. А у Семена Серзина трагедия про то, что все мы тут проваливаемся в ад.
метр1

А. Шадрина "Дорогие дети. Сокращение рождаемости и рост «цены» материнства в XXI веке"


Вторая книжка Шадриной понравилась больше, чем первая (Не замужем: Секс, любовь и семья за пределами брака)

Конечно, это никакое не научное исследование. Хорошая, спокойная, вдумчивая публицистика. Люди, хоть минимально интересующиеся темой, ничего революционного для себя не откроют. Эти вопросы все чаще поднимаются в публичном пространстве. Все больше женщин обнаруживают, что не только их посещают "крамольные" мысли. Несмотря на отчаянно насаждающееся средневековье, мы движемся вперед. Тем не менее, мне было полезно (и приятно) почитать об этом не в формате интернет-срача. Особенно рекомендовала бы молодым девушкам. Автор никого ни в чем не убеждает, но всегда полезно посмотреть на привычные вещи под новым углом.